АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 коньяк продажа 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Коледин Василий

Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек автора, которого зовут Коледин Василий. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Коледин Василий - Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек = 202.56 KB

Коледин Василий - Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек - скачать бесплатную электронную книгу


Название книги: Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек
--------------------------------
«...Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек…»
Salvatore Quasimodo
Один мой приятель, я бы сказал даже друг, друг детства, с которым мы до сих пор довольно часто видимся, как-то во время нашей очередной встречи сказал мне: «Писать романы и прочую чушь может при желании любой человек, которого научили в школе писать и читать. Была бы мысль в голове, а изложить ее на бумаге таланта особого не нужно. Если б у меня нашлось время и желание, я бы написал много книг». Я, конечно, с ним не согласился. Отчасти не согласился. Писать и читать нас учили. Думать заставляли. Спору нет! Но, чтоб каждый, кто учился в школе, сел и написал книгу, которую будут читать?! Можно, конечно, что-то написать, на заборах тоже пишут. С этим спорить трудно. Пишут книги сегодня многие и много и даже очень, но читают вовсе не все и не все! Сколько печатается новой литературы! Сколько остается непрочитанных книг, которые забываются, не успев появиться! Посмотришь, кругом одни писатели и писательницы! Громко заявляют, что над чем-то работают в своих кабинетах, - творят! А пойдешь в магазин – купить нечего! Нет книги, которую хочешь прочитать, поставить на полку, а потом через какое-то время взять ее и опять прочитать, которую можешь дать почитать другу, а потом поговорить о ней. Поэтому я все же считаю, что должен присутствовать в писательском труде еще и какой-то элемент, при наличии которого, простая писанина превратится в книгу, которую будут читать сегодня, завтра, послезавтра.
Я, наверное, никогда не задумался бы над писательством, если не череда событий, которые приключились со мной совсем недавно. Эти события меня не просто поразили, они ошеломили и изменили меня. Я повзрослел, или даже больше, - я поумнел. После всего того, чему я стал свидетелем меня, во-первых, распирает желание поделиться увиденным и пережитым, а во-вторых, таким способом я упорядочиваю свои мысли и немного успокаиваюсь.
Сколько раз я собирался сесть и описать то, что произошло. Хотел сказать недавно, но рука не смогла напечатать неправду. С этого момента я клянусь писать только правду, ничего кроме правды! Поэтому ниже пишу: произошло довольно давно. Хотя кто может сказать, что такое давно? Давно ли родился твой ребенок, который вчера пошел в школу? Давно ли человек, отсидевший год в СИЗО, не был дома? Давно ли Он не видел свою любимую, если они расстались три дня назад? Можно еще и еще задавать такого рода вопросы и не получать на них однозначного ответа. Поэтому вернее будет написать, что это произошло шесть месяцев назад. Вот, и сразу же стало конкретно и сухо, по-деловому и неромантично. Здорово. Правда, излагая только правду и ничего кроме правды, есть вероятность скатиться к сухим сводкам или рапорту по команде и потерять последних читателей, которые только-только начали читать этот бред. А если не писать правды, то можно потерять доверие этих же читателей. Вот и лавируй, как можешь! Что ж буду стараться. Стараться писать просто, чтоб легко читалось, правдиво, чтоб читалось с пользой и с интересом. Но я не писатель, не мастер слова, поэтому заранее прошу прощение за мой стиль изложения, стиль непрофессионала, и даже не любителя. Быть может, кое-где меня тяжело будет понять, кое-где буду допускать неточности. Если, вдруг что-то покажется смешным, корявым или даже неграмотным в моем изложении, то вспомните, что я простой обыватель, который по воле случая столкнулся с событиями, не укладывающимися в его голове. Эти события, и только они подтолкнули меня к несвойственному для меня занятию.
Всегда тяжело начинать читать, еще тяжелее начинать писать. Долго думал, как подвести вас к тем событиям, о которых хочу рассказать. Думал. Думал.
Может начать с содержимого почтового конверта, который появился у меня вчера и который в данную минуту лежит перед глазами!? Конверт я получил в своем почтовом отделении, - это заказное письмо с уведомлением. Красивый с чудесными марками, проштампованный не нашими печатями, пакет из современного материала. Он из Италии, а конкретно из полицейского департамента Неаполя. Когда я его вскрыл, то внутри оказалось два документа. Один – письмо на мое имя от следователя signor Massimo Centuri, в котором он информирует о результатах расследования уголовного дела, возбужденного по факту убийства signora Bellini. Как часто бывает у нас, так случилось и в Италии, дело оказалось сложным и практически не раскрываемым. Висяк. Второй документ представляет собой копию завещания на имущество находящееся в одном заграничном городе, которое отныне может принадлежать мне, если я вступлю в наследство. Вот я и стал богаче! Горько! Больно. И было бы смешно, если б не было так грустно.
Но чтобы начинать с письма надо рассказать все с самого сначала! Поэтому я решил начинать с того… что мне сниться вот уже много ночей… сниться… снится?!
* * *
Очередной, какой по счету, уже не знаю, аэропорт. Суета. Шум взлетающих и приземляющихся лайнеров. Гул огромной толпы, снующих в разные стороны пассажиров. Множество электронных табло, то и дело обновляющих свою информацию. Чемоданы, сумки, тележки. Женский голос откуда-то с неба, говорящий на двух языках, один из которых мне знаком, а другой я учил в школе, но он так и остался для меня иностранным.
Девушка. Она стоит у стойки прямо передо мной. Симпатичная. Стройная. Она одета с шиком, каким обладают только итальянки и русские. На нее жадно смотрят мужчины. Я спокойно смотрю на нее. Девушка притягивает к себе взгляды, но только не мои. Я ее знаю. Мы вместе уже довольно долго. Мы не друзья, мы не любовники. Просто вместе путешествуем. Мы вместе, но не спим. Спала она с другим. Его уже нет, нет с нами. Это огромная трагедия для нее. Это большая потеря для меня. Но мы остались и жизнь продолжается!
Она протягивает в окошко стойки с надписью «passaporte controle»* (паспортный контроль) свой темно красный паспорт. Минута, другая. Красную книжицу изучают, вносят ее данные в компьютер. Ожидание. Томительное, нетерпеливое, нервное. Ну, скоро? Что там у вас? Компьютер завис что ли? Надо было идти к другой стойке, там быстрее. Макаронники! Нервный, нетерпеливый взгляд назад, на меня и на очередь. Переминающиеся от того же нетерпения с одной ноги на другую, стоящие за мной пассажиры. « Mi scusi, signora! Uno minuto! Per favore, bisogna aspettare!»**(извините, синьера! Одну минуту! Пожалуйста, надо подождать) – слышно, как звучат безразличием вежливые слова девушки за компьютером. Просьба подойти следующего из очереди. Еще минута, другая, третья. Ну, скоро?! Сколько можно ждать?! Как грибы после дождя вырастают из-под земли мужчина и женщина в темной форме с широкими лампасами на брюках, белыми ремнями и с огромными горящими факелами на фуражках. Берут из рук сидящей за стойкой девушки паспорт. Читают. Сравнивают со своими бумагами. Опять эта фраза: «Mi scusi, signora.» И потом… Что происходит?! Почему?! По какому праву?! Вы не имеете права!!!
Стальной блеск. Тонкие женские запястья. На фоне вокзального шума аэропорта два, тихих, почти одновременных щелчка, закрываемых наручников. Полицейские женщина и мужчина, аккуратно держащие ее за сцепленные руки. Смятение, непонимание, неверие, ужас, потом мольба и отчаяние в глазах. Люди, ждущие, проходящие, стоящие, внимательно разглядывающие и мимоходом увидевшие. « Неужели это правда?! Неужели это происходит со мной?!» «Нет! Это бред, это сон! Этого не может быть!» «Сейчас, вот, вот, скоро это закончится и отпустят!» Взгляд на меня. Негодование и призыв. «Почему ты ничего не делаешь?!» «Почему ты не идешь к нам и не помогаешь мне, почему они тебя отстраняют от меня, и ты остаешься стоять и разговаривать с другими полицейскими?» «Ты должен меня защищать!» Последний брошенный взгляд, в котором угасает надежда. Слеза. Я хорошо ее вижу, она увеличивается в размере, блестит и скатывается по щеке, оставляя после себя мокрый след. Одинокая слеза. Она одинока. Покорно, не сопротивляясь, опустив низко голову, спрятав лицо в волосах, девушка, сопровождаемая женщиной в форме, следует за полицейским-мужчиной. Бессилие. Мое бессилие. Я ничего не могу сделать, чтоб спасти ее. Все бесполезно. Все, что я знаю - все бесполезно. Я знаю, что все бесполезно! Я знаю, что в этой жизни уже не увижу ее никогда. Прости! Я не смог тебя уберечь, я не смог тебе помочь! Прощай! Прощай, уже навсегда!
* * *
Для того времени года было довольно тепло. Солнце иногда выходило из-за темненьких тучек и освещало все кругом. Я был в осеннем пальтишке, но не замерз. Ветра почти не было и от этого, казалось, было еще теплее.
Я прошел по деревянным мосткам и, когда они закончились, мои ноги увязли в светлом, почти белом песке. Песок был теплый, и это чувствовалось даже через надетую обувь. Проваливаясь по щиколотку, я побрел мимо рядов шезлонгов к черте прибоя. Чем ближе к нему подходил, тем громче звучала музыка волн, и ярче чувствовался запах моря. На берегу никого не было видно. Подойдя к ударяющимся о песок волнам, и, постояв минуту, я присел на стоящий рядом шезлонг. Слева и справа от меня тянулась длинная и широкая полоса пляжа. Пляжная полоса упиралась слева в невысокие горы, покрытые довольно густой растительностью, на которых, то там, то тут виднелись небольшие скопления беленьких домиков, покрытых рыжей черепицей. А справа пляжная полоса белой косой уходила далеко в море и заканчивалась маленьким городком, крыши домов которого были также покрыты черепицей ярко рыжего цвета. В том городке кое-где возвышались башенки с крестами. Когда солнце скрывалось за тучи-облака, песок становился серым как цемент, а море чернело и превращалось во враждебную среду. Но как только солнце вновь освещало прямыми лучами море и раскинувшуюся возле него бухту, картина сказочным образом менялась. Песок белел, а море приобретало лазурный цвет. Чайки парили над волнами, их стоны и вопли оглашали морскую гладь. Нигде я не видел такое множество чаек. Казалось, что переселившиеся в них души с криком рвались наружу, стремясь покинуть этот мир и вернуться в тот, откуда они были присланы.
На меня всегда благотворно влияет вид огромного скопления воды. Всегда хочется вдыхать и вдыхать этот соленый воздух. Сердце бьется сильней в восторге от этого зрелища. А как хочется летом, в жару разбежаться и прыгнуть в набегающие волны! Странно, но говорят, что человек всегда стремиться к морю. Оно у него в душе, он всегда мечтает о домике на его берегу. Спокойная и счастливая жизнь всегда связана с морем. Отчего? Может оттого, что кровь, по мнению исследователей, по своему химическому составу схожа с океанской водой. Что именно в этом необъятном виде водной стихии нас притягивает? Почему поэты слагают ему гимны? И в тоже время миллионы людей живут далеко от моря в тысячах, десятках тысяч километрах от него, миллионы людей его не видели ни разу в жизни. И они проживут всю жизнь, так его и не увидев. При этом люди, вероятно, будут счастливы и довольны своей жизнью. Я знаю много людей, которые, имея определенную сумму денег, с большим желанием потратят ее на приобретение каких-либо вещей, чем потратят на поездку к морю. Поэтому, может, мы неоправданно идеализируем свое отношение к морю, или это делают за нас все те же поэты да писатели, влияя на наш ум, душу и еще чего-то там.
Внезапно ветер подул с моря, и стало довольно холодно. Я глубже укутался в шарф и засунул руки в карманы пальто. Посидев еще, минут пять, встал и, поняв, что не теплеет, не спеша пошел к мосткам. Как только миновал дюны, ветер стих и вновь стало теплее. Я вышел на улицу с отелями, которую можно было с натяжкой считать приморским проспектом. В это время года она была пустынна, безлюдна, скучна и безрадостна. Редкие прохожие, как и я, кутались в поднятые воротники и, не обращая на меня никакого внимания, шли по своим делам.
Как мне нравится это чувство, когда ощущаешь себя иностранцем. Только сейчас, в этот момент, я вновь стал испытывать это чувство, чувство, которое всегда сопутствует мне вне Москвы. Это чувство свободы, и не только той свободы, когда никому нет никакого дела до тебя, а тебе плевать на окружающих. Плевать, что там далеко в Москве остались какие-то дела, плевать, что там делается правильно и неправильно. Плевать на постоянно растущие цены на все и даже на бензин на фоне снижения невысоких цен на нефть. Плевать на многочасовые пробки из-за перекрытия гаишниками кутузовского или других магистралей в связи с продвижением по ним к месту работы чиновников, больших и очень больших. Плевать на постоянную инфляцию вне зависимости есть ли кризис или его нет. Я ощутил себя в другом мире. В мире, далеком от привычного почти ста сорока миллионам, но существующего на самом деле даже, несмотря на старания некоторых из тех же сто сорока миллионов стереть его. Этот мир всегда был для меня чем-то недосягаемым, сказочным, а мечта о том, что в нем можно жить казалась несбыточной. Но есть люди, которые сказку делают былью. И вот когда совсем недавно появилась возможность приобрести квартиру здесь, я ею воспользовался и уже никогда не пожалел об этом. Это дало мне впервые настоящее чувство свободы и независимости.
Я шел по неширокой улице, которая извивалась таким странным образом, что порой думал, не заблудился ли, свернув на другую улицу. Но нет. Вот миновал знакомый отель и вышел на центральную площадь. Площадь представляла собой перекресток автомобильной дороги и широкого пешеходного бульвара. На бульваре росли красивые сосны с очень длинными иглами и еще какие-то ели, ветки которых были похожи на ершики для мытья бутылок. От площади оставалось уже минут пять ходьбы до дома, в котором и находилась моя квартира.
На площади было помноголюдней. Прохожие спешили в магазины, выходили из них. Торговцы стояли возле своих заведений и курили, поэтому я не обратил сначала внимание на стоящего на тротуаре справа впереди невысокого мужчину, который пристально смотрел в мою сторону. Лишь поравнявшись с ним, я почувствовал на себе его тяжелый взгляд. Наши глаза встретились и после непродолжительного взаимного изучения мы отвели друг от друга глаза. Вполне возможно, что мужчина просто осматривал всех проходящих и ничем меня не выделял из десятка проходивших мимо него людей. Но я не был уверен в таком объяснении. Что-то в его взгляде говорило об обратном. Именно меня он ждал и искал среди прохожих! Я почувствовал это всем своим нутром. Знаете, как это бывает, когда не нужно никаких слов! Просто ты чувствуешь, и это чувство перерастает в уверенность и знание. Я прибавил шаг, но никак не мог избавиться от мерзкого чувства страха, который холодком пробежал у меня по спине и стек потной влагой в сжатые кулаки. Спокойно, только спокойно! Мне показалось, именно показалось, что я кому-то интересен здесь! Да и что я могу представлять здесь, в другой стране, где я простой иностранец, без профессии и без больших денег! Нет! Мне показалось! Это нервы. Но новый приступ страха сковал меня. Я вспомнил аэропорт.
Выйдя тогда с паспортного контроля, я стал ждать багаж. Посмотрев на табло, и узнав, где будет выдаваться багаж моего рейса, я подошел к нужной ленте. Мой чемодан оказался не на ленте с багажом, как другие чемоданы и сумки пассажиров нашего рейса. Он стоял рядом с лентой до того как ее включили и показались первые вещи. Я в тот момент не придал этому значения. А сейчас вдруг вспомнил. Этому странному факту у меня не получилось дать объяснение. Странности первых дней моего пребывания в стране стали проявляться все четче.
Невольно я оглянулся, но того человека уже не увидел. Глупости! Ушел и не идет за мной. Однако спокойствие пока ко мне не вернулось. Через несколько минут я вошел в подъезд своего дома и поднялся на четвертый этаж.
В квартире был прохладно, и пришлось включить все кондиционеры на тепло. Вскоре теплый воздух наполнил всю квартиру. Я снял свитер и плюхнулся на диван возле кухонного блока. Подо мной зашуршала бумага. Это был листок из тетради в клеточку. На нем было написано твердым и красивым почерком « Я жду тебя сегодня в 22 часа в БОСКО». Меня вновь накрыла волна мокрого страха. Опять эта неизвестность. Но как попал сюда тот, кто это написал? Где он взял ключи? Один вопрос цеплялся за другой. Как они узнали, где я живу? Но самое главное – кто они? БОСКО был маленький ресторанчик национальной кухни. Я часто там обедал. Меня знали официанты и всегда усаживали меня за один и тот же столик. Но в БОСКО я бывал всегда один. Кто мог знать о моем посещении этого заведения?
Я достал из кармана и посмотрел на экран мобильного телефона. Нет, звонков не было и смс тоже. Часы мобильного показывали четверть шестого. У меня в запасе было почти три часа. За это время я должен был понять, что происходит и решить, что же делать дальше. Времени было немного, но оно было.
* * *
Из дома я вышел через два часа. Маленькая стрелка приближалась к восьми, а большая уткнулась в цифру три. Было уже довольно темно. Я свернул за угол дома и услышал сзади себя шум остановившегося у подъезда автомобиля. Хлопнули двери закрываясь после того как они выпустили двоих человек. Не знаю почему, но сразу понял, что приехали ко мне. Скорее всего, так происходит на подсознательном уровне, когда мыслительный процесс протекает быстро и не зависит от твоего желания. Дом в это время года пустовал. Из жильцов, проживающих в доме, почти никого не было. В апартаментах 37 оставалась жить зимой старушка англичанка, да еще в 71 номере кто-то жил, так как я вчера видел горящий вечером свет в их окнах. Поддаваясь какому-то странному чувству беспокойства, я прибавил шаг и вскоре свернул в ближайший закоулок. Потом еще повернул, пару раз, и только после этого перешел на размеренный прогулочный шаг.
Меня терзало желание вернуться и узнать, кто и зачем приехал ко мне. Но опыт и логика противились моему желанию.

Коледин Василий - Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек автора Коледин Василий понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Коледин Василий - Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек.
Ключевые слова страницы: Та вода из тучи, что отражает в канавах небо, самый синий его кусочек; Коледин Василий, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Уоллес Арт http://www.alted.ru/pisatel/13303/uolles_art 
 Аллен Грант http://www.alted.ru/pisatel/13349/allen_grant