АНАЛИТИКА

ФИЛОЛОГИЯ

 попробуй здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Казанцев Александр

Северный мост - 2. Льды возвращаются


 

На этой странице сайта находится литературное произведение Северный мост - 2. Льды возвращаются автора, которого зовут Казанцев Александр. На сайте ofap.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Северный мост - 2. Льды возвращаются в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или прочитать онлайн электронную книгу Казанцев Александр - Северный мост - 2. Льды возвращаются без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Северный мост - 2. Льды возвращаются = 367.66 KB

Казанцев Александр - Северный мост - 2. Льды возвращаются - скачать бесплатную электронную книгу



Северный мост – 2

OCR: Андрей из Архангельска
Аннотация
Роман А. Казанцева «Льды возвращаются» — это научно-фантастический роман-предупреждение, показывающий, куда могут завести попытки возвращения к «холодной войне».
Александр Казанцев
Льды возвращаются
Обеспечьте 10 процентов, и капитал
согласен на всякое применение, при
20 процентах он становится оживленным,
при 50 процентах положительно готов
сломать себе голову, при 100 процентах
он попирает все человеческие законы,
при 300 процентах нет такого преступления,
на которое он не рискнул бы, хотя бы
под страхом виселицы…
Высказывание Т. Даннига, которое К. Маркс приводит в «Капитале»
ОТ АВТОРА
Фантазия — великая сила. Она способна перенести в иное время, на другие планеты, она же может служить своеобразным увеличительным стеклом, показывающим мир, в котором мы живем.
В научно-фантастическом романе, вновь предлагаемом читателю, научные идеи не более достоверны, чем путешествие во времени или оторвавшиеся от Земли материки у классиков фантастической литературы. Идеи эти не претендуют на предвидение, они лишь придают «фантастической оптике» свойства, позволяющие показать с необычной стороны реальный мир, ведь в нем и сегодня те же социальные силы определяют судьбы человечества.
Именно этому свойству «фантастической оптики» и можно приписать то, что в мире, отраженном автором в фантастическом зеркале действительности еще два десятилетия назад, современные события начинают напоминать вчерашнюю фантастику.
Но пусть роман ни в коем случае не будет пророческим, а лишь послужит предостережением человечеству. Пусть оно на самом деле не пройдет через все описанные испытания. Торжество Разума неизбежно на Земле. С этой верой в грядущее автор и дает своим «Льдам» вторую жизнь.
Александр КАЗАНЦЕВ
ВМЕСТО ПРОЛОГА
«Меня просят высказаться по вопросам, казалось бы, далеким от физики, но суждения о них доступны каждому.
В наш век глобальной информации всем пора понять, как легко нарушить гармонию Природы, непоправимо ухудшить условия обитания на планете, подрубить сук, на котором сами сидим.
Нельзя дальше развивать технологическую цивилизацию по-прежнему бездумно, пренебрегая загрязнением атмосферы и океанов, истощением природных богатств и угрожающим ростом тех сил, которыми овладел человек.
Однако даже и при сдерживании ядерных войн договорами, вред, наносимый техникой Природе, огромен. Так, если и впредь будет уменьшаться процент кислорода в атмосфере и увеличится в ней содержание углекислоты (из-за векового сжигания горючих материалов), это приведет не только к вымиранию некоторых видов животных. Скажется «парниковый эффект». Углекислота в атмосфере, подобно рамам в теплице, пропуская лучи Солнца (за вычетом расходов на биопроцесс), задерживает тепловое излучение Земли в космос. А достаточно повышения ее среднегодовой температуры на 2-3 градуса, чтобы полярные льды и ледники Гренландии и Антарктиды начали бы таять. Уровень океанов так поднимется, что они затопят ныне цветущие страны.
Человек должен понять, что равновесие, при котором гомо сапиенс появился на Земле, неустойчиво.
Перегреть планету нетрудно — просто продолжать жить, как жили. Но так же легко изменить климат и в другую сторону, спровоцировать, скажем, похолодание и даже наступление льдов. Изобретения, способные так преступно уродовать Природу, витают в воздухе.
Стоит подумать, почему наша планета не раз переживала ледниковые периоды. Нам известны одиннадцатилетние, столетние, даже тысячелетние циклы колебаний солнечной активности. Возможно, что излучение его заметно менялось по неизвестному нам многомиллионному циклу, катастрофически уменьшалась прозрачность атмосферы, как это случилось после страшного извержения Каракатау, или Солнце со всеми планетами периодически проходило через скопления космической пыли, заслонявшей Землю от Солнца.
И совсем немного нужно уменьшить его радиацию, чтобы «оживить» ледники, заставить их снова расползаться из полярных областей.
Начаться такое бедствие может всего лишь одним холодным летом, когда снег не исчезнет в умеренных широтах, а превратится в лед. Зима завершит дело. Солнцу уже не растопить ледяной покров.
Мы лишь недавно осознали, что «во всем виновато солнце». С недоверием многие отнеслись когда-то к открытию советского ученого, профессора А. Л. Чижевского, показавшего, как солнечная радиация зависит от солнечных пятен и как влияет она на все процессы, происходящие на Земле. И не только на погоду (с чем долго не могли согласиться метеорологи?!), но даже на эпидемии, войны, количество смертей от инфаркта миокарда, на массовые психозы… Все зависит от Солнца!
Но зависит ли Солнце от нас?
Пока нет, но ученые уже взялись за воссоздание термоядерных реакций, происходящих на Солнце. А с помощью освоения ныне лазеров можно помышлять о таких несбыточных, казалось бы, задачах, как нагрев тел на расстоянии, отделяющем нас от Солнца.
В этом свете можно допускать, что люди грядущего не смирятся с катастрофическими изменениями своего светила, о которых нет-нет да вещают «прорицатели» Запада, пугая обывателей. Они наверняка найдут средства воздействия в нужную сторону на происходящие на Солнце процессы. И подобное открытие не за горами. Остается лишь предупредить, что, будь оно сделано и попади в руки таких безответственных элементов, как американские стратеги, оно может послужить, подобно ядерной бомбе в свое время, во вред человечеству.
Вот почему надо беречь чистоту целей науки, беречь и Солнце и Землю с ее природой, среди которой жить нашим потомкам.
Сергей БУРОВ».
«Мне, другу и помощнице Сергея Андреевича Бурова, после всего случившегося и академика, и лауреата Ленинской и Нобелевской премий, и Героя Советского Союза, и Героя Социалистического Труда, который по моей просьбе еще задолго до всего дальше описанного так ясно рассказал о зыбком равновесии условий жизни на Земле, остается лишь признаться, как трудно было мне подготовить эту книгу о новом ледниковом периоде, порожденном возвратом „холодной войны“. Я лишь рядовой физик, и мне не под силу было нарисовать во всей ее грандиозности картину мировых потрясений. Мне привелось участвовать в важных событиях, близко видеть тех, кто влиял на них, но я не считала себя способной нарисовать их и потому не упускала случая передать слово самим участникам, публикуя подлинные документы, дневники и письма, ведя повествование от первого лица, то есть от имени действующих персонажей, в числе которых была и я, „гадкий утенок“, каким я кажусь теперь сама себе при чтении наивных записей в голубой тетрадочке.
Заранее прошу простить за несоблюдение хронологического порядка. Я преследовала лишь одну цель — показать, как возвращение «холодной войны» принесло бы миру безмерное несчастье.
Кажется невероятным, что люди, кем бы они ни были, решатся на действия, грозящие гибелью им же самим; но десятилетия гонки ядерных вооружений убеждают нас, что сиюминутная выгода для западных политиков, прежде всего американских, сильнее рассудка, что она мать безответственности и причина грозящих нам глобальных бед.
Людмила ВЕСЕЛОВА-РОСОВА».
КНИГА ПЕРВАЯ. СПАСИТЕ СОЛНЦЕ
И сказано в легенде древней:
Днем черный сумрак пал на землю.
Часть первая. ПОГАСШЕЕ СОЛНЦЕ
Нет более обещающих загадок,
чем загадки Природы.
Глава первая. МЕДНОЕ СОЛНЦЕ
Медное солнце, тусклое, приплюснутое, садилось за горизонт. Бесконечные, покрытые платиновым снегом льды расстилались мертвой гладью, даже без торосов, этих следов движения и борьбы. Казалось, вся земля скована ледяным панцирем и в небе умирает бессильное, остывшее Солнце. Красноватые отблески наста темнели, становясь тенями ночи.
С горечью смотрел на эти льды капитан Терехов, ведя сквозь них свой гидромонитор. Еще недавно он плавал здесь в чистой воде. Льды вернулись, когда погасло «солнце», «Подводное солнце», оно подогревало с помощью термоядерных реакций струю Гольфстрима, отгороженную от полярных морей ледяным молом на всем протяжении сибирских берегов.
Терехов был одним из строителей этого мола, «Мола Северного», который должен был изменить климат Арктики, сделать Северный морской путь круглогодично судоходным.
И вот теперь все вернулось к былому. Льды снова затянули отгороженную полынью, погасло «Подводное солнце», развеялась «Полярная мечта»…
Глядя по курсу корабля, капитан видел на носу ледокола одну из пассажирок, Шаховскую. Крепко вцепившись в поручни, она смотрела на льды и о чем-то думала. Капитан уже привык, что она всегда стоит на этом месте. Он знал о ней мало: окончила томский институт, добилась своей отправки в «самое трудное место» — в Проливы, где ученые должны выяснить причину угасания «Подводного солнца». И меньше всего мог Федор Иванович Терехов подозревать о необыкновенной миссии, выполнение которой Шаховская добровольно приняла на себя и о чем исступленно думала, глядя на ледяные поля.
Конечно, ее легко обвинить в чем угодно: от сентиментальности до авантюризма.
В легкой оленьей куртке, с непокрытой головой, оттягиваемой назад тяжелым узлом волос, она стояла, гордо подняв подбородок, смотря немигающими глазами вперед.
Пусть нет на Земле ни одного человека, который не только одобрил бы ее действия, а просто понял бы ее, как нет такого, который знал бы о ней все… Даже сам дедушка, отправлявший внучку на подвиг, ужаснулся бы, узнав о подлинных ее намерениях. Но истинный подвиг в том и заключается — как он сам ее учил, — что совершается не ради признания, не ради славы, а во имя выполнения святого долга! Пусть этот долг Шаховская сама определила для себя, но, приняв его, она готова была на все…
И вместе с тем на первых же шагах она была оглушена, оскорблена, унижена едва ли не первым человеком, с которым встретилась на новом поприще. Непомерная гордыня ее была уязвлена… И все же она не смогла поступить иначе, чем поступила. Может быть, это и опрометчиво, но… пути назад не было.
Силуэт молодой женщины на фоне тускнеющей зари был все еще виден с капитанского мостика атомного ледокола. Федор Иванович, конечно, не мог угадать в ней ту, которой предстоит сыграть столь значительную роль в грядущих событиях.
Ледокол медленно наползал на льдину. И она проламывалась под его тяжестью. Для тонкого молодого льда на месте недавней полыньи не требовались водяные струи гидромониторов, способные резать даже паковые льды. Рейс не обещал быть трудным, но…
Терехов увидел, как в полукилометре от корабля ледяное поле постепенно начало вздуваться, словно гигантский шар всплывал под ним со дна. Это было так неожиданно, так непонятно, беззвучно и грозно, что капитан вцепился в ручку машинного телеграфа:
— Стоп машина! Назад… самый полный!..
Ледокол задрожал.
А ледяное поле продолжало выпучиваться, пока наконец вдруг не лопнуло, не покрылось змеистыми щелями, из которых с шипением вырвался, заклубился под снегом пар.
Лицо Терехова побледнело, покрылось потом. С силой нажимал он на ручку машинного телеграфа, будто мог этим ускорить отступление содрогавшегося судна.
Ледяное поле разломилось. Под ним поднялась гора воды. Взвился белый гейзер пара и сразу превратился в вишневый столб огня. Он достал до самого неба и расплылся в нем черной тучей.
Корабль пятился, налезая кормой на льдины.
Что-то, посыпалось сверху, загрохотало, запрыгало по палубе. Лед дробился на кусочки, холодные и острые.
Первой мыслью Терехова было, что его ледокол попал в зону атомного взрыва, которым физики, «забыв про корабль», пытались снова зажечь «Подводное солнце» и вновь победить льды.
Но от выпавших с неба «кусочков льда» почему-то вдруг стали дымиться доски. Не только лед, а раскаленные камни падали с неба!
Что это?
«Вулкан! Подводный вулкан проснулся, — едва успел объяснить себе Терехов. И упрекнул себя: — Как же о физиках такое подумать?!»
Палуба вспыхнула в нескольких местах. Уже горели палубные надстройки и капитанский мостик. На корабль словно упали сотни зажигательных бомб…
Прикрывая рукой обожженное лицо, капитан вслед за серьезно пострадавшим рулевым стал спускаться с мостика, чтобы руководить тушением пожара. Холодная струя воды, направленная из брандспойта, чуть не сбила его с ног, но помогла сойти по охваченному огнем трапу.
По палубе метались растерянные люди. На них летели искры, головешки и горячие камни. Корабль загорался все в новых местах. Охваченное огнем дерево трещало. Струи воды били вверх, вниз, наперекрест, а пламя шипело, клубилось паром и вспыхивало еще неистовее.
Перед капитаном появился долговязый старпом, сейчас словно еще более вытянувшийся.
— Всем занять места по пожарному расписанию. Аврал! Мобилизовать пассажиров! — командовал капитан.
— Федор Иванович! Течь в трюмах… в десятках мест… Пробило корпус… камнями, как снарядами подводными… Тонем, Федор Иванович.
— Спокойно, — сказал капитан. — Спускать плавсредства! Всем стать кто куда приписан.
— А ну! — проревел в мегафон старпом. — Спускать плавсредства! Всем стать кто куда приписан! А ну! Спокойно! Женщин вперед, женщин!..
Капитанская рубка и салон под ней пылали. Огонь разделил корабль на две части.
На носу одиноко стояла Шаховская. Она еще не осознала, что произошло: огненный столб впереди, огненная стена позади. На палубу падали малиновые камни, как зажигательные бомбы, сразу превращались в дымки. Она посмотрела за борт. Вода клокотала.
Шаховская с отчаянием подумала обо всем том, что не успела сделать. Она стиснула зубы, зажмурилась. Открыла глаза. Все изменилось, потому что дым от капитанского мостика повалил на нее и палуба стала покатой.
Шаховская ухватилась за поручни. Неужели гибель? Она не кричала, не металась по палубе, лишь отодвинулась от слишком близко упавшего раскаленного камня, прошившего палубу. Усмехнулась. Думала о ледяном панцире, а кругом огонь… и за бортом кипяток.
Да, она боялась, до спазм в горле боялась, но еще больше вскинула голову, подняла выше подбородок. Она умела владеть собой, даже когда вокруг никого не было…
Из-за дыма, окутавшего корабль, Шаховская не видела спускающихся шлюпок и катеров. Она решила, что о ней забыли. И почти с негодованием подумала об одном человеке, который был на корабле.
Этот человек сейчас тоже думал о ней.
Он бежал с кормы, заглядывая всем в лица.
— Шаховская!.. Кто видел Шаховскую? — хрипло спрашивал он.
На него смотрели, на огромного, тяжеловатого, но быстрого в движениях, с растрепанной русой шевелюрой, с яростными, почти бешеными глазами, смотрели и отрицательно качали головами.
С шлюпок сдирали брезенты. Скрипели блоки. У моряков закопченные, перекошенные от напряжения лица.
Капитан снял фуражку и рассматривал ее прогоревшее дно. Вдруг он увидел человека в распахнутой куртке, с неистовым вопрошающим взглядом.
— Она там, — указал капитан на нос корабля. — Куда? Назад! — крикнул он, видя, что пассажир бросается на стену огня.
Опаленный, тот отскочил назад и сбросил куртку.
Капитан выхватил у матроса в брезентовой робе брандспойт, словно вырвал струю из огня, и нацелил ее на куртку, которую держал перед ним пассажир. Вода надула ее рвущимся пузырем.
— С головой накройся! — напутствовал капитан.
И пассажир, прикрывшись мокрой курткой, ринулся в огонь, как бросаются в воду.
Корабль уже дал опасный крен. Шлюпки плюхались на волны. Из-за поспешности катер сорвался, лег на бок и затонул.
Люди в пробковых поясах толпились у кренящихся к воде реллингов. Никто не решался прыгать в клокочущую воду.
Шаховская, как и они, смотрела на этот кипяток, не решаясь в него прыгнуть. Она отвернулась и увидела, как из огненной стены появился кто-то накрытый с головой дымящимся балахоном.
Бросив на палубу горящую куртку, Буров предстал перед нею.
— Прыгать… за борт! — крикнул он, хватая ее за руку.
— Оставьте, Буров! Вы с ума сошли! — отстранилась она.
— Да что вы… в такую минуту вспоминать? За борт… вместе!..
Она смотрела на него. Все-таки он пришел. Но мог бы не прийти…
— Там кипяток, — сказала Шаховская.
Он не стал убеждать ее, доказывать… Он просто кинулся на нее, охватил руками и поднял на воздух.
Она извивалась, отталкивала его, непроизвольно защищаясь, но полетела за борт. Больно ударилась о воду боком. Вынырнула, захлебнулась… Ей казалось, что дух захватило у нее, что она сварилась в кипятке, что кожа сейчас сойдет… Но ощущение это было вызвано холодом. Холодная вода клокотала, потому что со дна вырывались пузырьки газов. Пахло серой, разъедало глаза.
Буров, прыгнув за ней следом, плыл рядом. Он подхватил ее под руку, почти приподнимал над водой.
Шаховская посмотрела с благодарностью.
— Хорошо, не успели ударить, — буркнул он и потащил ее дальше от судна.
С горящего ледокола по воде ползли тучи дыма.
Вода действительно «ошпарила», как кипяток. Но она оказалась холодной, очень холодной. От нее захватывало дух.
Спасение теперь только в движении. Надо плыть, невзирая ни на что, и плыть… и выжить.
К счастью, корабль успел выйти из особо опасной зоны. Камни здесь не вылетали из воды, не могли ранить «прямым попаданием». Но от газов, заставляющих клокотать воду, легко задохнуться, не говоря уже о судорогах, готовых свести ноги.
Шаховская увидела близкую льдину, подплыла к ней и ухватилась за скользкий край.
Буров нагнал ее и ударил по руке.
— Вы с ума сошли! — со слезами в голосе крикнула она.
— Не держаться… Отплывать! Вода нагреется… — предупредил он.
Шаховская опустила льдину. Ей уже показалось, что вода начинает жечь. Она легла на спину и отчаянно заработала ногами. Когда-то она победила в заплыве на спине. Победит ли сейчас?..
Она видела упершийся в небо вишневый столб с клубящейся черной тучей вверху, подсвеченной снизу красным.
Совсем близко в воду падали камни, с шипением исчезая в глубине. Словно кто-то обстреливал беглецов.
Атомный гидромонитор, гордость арктического флота, погибал.
Шаховская слышала тяжелое дыхание Бурова. Он плыл на боку, одной рукой держа ее.
— Пустите, — сказала она без прежней злости.

Казанцев Александр - Северный мост - 2. Льды возвращаются -> следующая страница книги


Было бы отлично, чтобы книга Северный мост - 2. Льды возвращаются автора Казанцев Александр понравилась бы вам!
Если так будет, тогда вы могли бы порекомендовать эту книгу Северный мост - 2. Льды возвращаются своим друзьям, проставив гиперссылку на страницу с данным произведением: Казанцев Александр - Северный мост - 2. Льды возвращаются.
Ключевые слова страницы: Северный мост - 2. Льды возвращаются; Казанцев Александр, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Дарвет - 2. Воздушные стены http://www.alted.ru/pisatel/2759/book/37386/hembli_barbara/darvet_-_2_vozdushnyie_stenyi 
 Мой невозвратный город http://www.alted.ru/pisatel/7672/book/51205/fitsdjerald_frensis_skott/moy_nevozvratnyiy_gorod